v>
 
Центр технологий примирительных процедур Главная
Рассылка новостей

 

17 апреля 2013

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Какую роль играют украинские националисты на самом деле.
16.04

Черногория: борьба за власть только начинается.
12.04

Смерть Маргарет Тэтчер вызвала крайне неоднозначную реакцию в мире.
11.04

Армения между Таможенным союзом и ЕС.
08.04

Социалистическая республика ищет себя в мире победившего капитализма.
05.04

Неуправляемая страна становится помехой в преодолении еврокризиса.
02.04

Президент США прибывает на Ближний Восток.
20.03

В Хорватии разгорается скандал вокруг кириллического письма.
07.03

Бундестаг озаботился гендерными проблемами.
05.03

Сирийские мятежники получают оружие из Косово и Боснии.
27.02

Руководство КНР вкладывает огромные средства в развитие университетов.
15.02

И в Италии политики обещают многое, но им уже никто не верит.
04.02

На какие силы опирается лидер КНДР, угрожая самой Америке.
30.01

Итоги голосования в Израиле раскололи страну надвое.
24.01

Вернувшийся в страну теолог и политик призвал сограждан к «народной революции».
21.01


Зарубежье

Китай: ставка на образование

Руководство КНР вкладывает огромные средства в развитие университетов
Евгений Матяш, Нанкин
15.02.2013
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте

Сегодня, когда Китай смог прочно занять лидирующие позиции в мировой экономике, главный вопрос, который тревожит и западных наблюдателей, и самих жителей Поднебесной, звучит так: как долго страна сможет удерживать командные высоты. И, что не менее важно - за счет чего.

Очевидно, что в подъеме экономики важную роль сыграла экспортная ориентированность рынка и государственное регулирование. Но, если в отношении перспектив последнего сомнений нет - в обозримом будущем КНР от плановой экономики не откажется ни при каких обстоятельствах - то в случае с внешней торговлей ситуация далеко не однозначна. Китайцы по-прежнему обеспечивают мировые рынки дешевым текстилем и электроникой, но отнюдь не намерены делать это бесконечно, а претендует на более высокую роль в мировом разделении труда.

Поэтому неудивительно, что, начиная с конца XX века, лидеры страны большое внимание уделяют не только переориентации производства на внутренний рынок, но и повышению уровня образования населения. Еще в 1999 году Председатель КНР Цзян Цзэминь заявил: «Если мы говорим, что прежде скрытой причиной международной военной и политической борьбы в основном была борьба за непосредственный захват необходимых для индустриализации сырьевых источников и рынков для вывоза товаров и капитала, то сегодня международная конкуренция в области экономики, науки и техники все больше превращается в конкуренцию талантов и знаний. Кто будет обладать преимуществом в знаниях и научно-технических новшествах, тот и займет лидирующие позиции».

Слова Цзяна не были пустым сотрясением воздуха, его беспокойство имело под собой серьезное основание. К концу девяностых годов Китай в сфере образования демонстрировал крайне слабые успехи.

К 1999 году из имеющих работу китайцев лишь 3,8 процента имели высшее образование, 11,9 - окончили старшую школу, около 39,9 - среднюю, начальной школой ограничились 33,3, а необразованными оставались 11 процентов работников. Тем более не приходилось говорить о каких-либо научных достижениях сыновей и дочерей Поднебесной. Все лауреаты Нобелевских премий – а также других престижных международных наград, которые имели какое-либо отношение к Китаю - получив начальное образование в стране, затем эмигрировали на Запад. Среди них - Янг Чжэньнин и Ли Чжэндао, которые разделили Нобелевскую премию по физике 1957 года, Дэниел Цуи, получивший треть Нобелевской премии по физике 1998 года, и Сэмюэл Тинг, удостоенный половины Нобелевской премии по физике 1976 года. Или родились в семьях эмигрантов, как Стивен Чу, получивший треть Нобелевской премии по физике 1997 года, или происходили из Тайваня, как Ли Юаньчжэ, тоже обладатель одной трети Нобелевской премии по химии 1986 года.

В стране не было ни одного университета, котирующегося в мировой табели о рангах. И все это - при населении, составляющем практически четверть от всепланетного. Иными словами, к моменту празднования полувекового юбилея КНР китайская нация массово шила носки и собирала радиоприемники и бытовую технику и была напрочь лишена надежды на какую-либо другую, лучшую перспективу.

Причины столь плачевного положения были очевидны: «культурная революция» 1966-1976 годов, а также другие маоистские политические кампании не только нанесли непоправимый вред системе образования, но и ударили по кадровому составу. На плаву остались лишь те немногие ученые, кто вовремя успел поставить политику выше науки. За 20 лет с момента смерти «Великого кормчего» Мао Цзэдуна и возвращения к власти Дэн Сяопина, «архитектора китайских реформ», подвижки в высшем образовании проходили плавно и постепенно. Но явно не с той скоростью, которую требовала стремительно развивающаяся экономика.

Именно по этой причине в 1998 году Цзян Цзэминь, лидер третьего поколения руководства компартии, дал отмашку для радикальной реформы. В том же году был принят «Закон о высшем образовании КНР», а чуть ранее были запущены две громкие программы — «Проект 211» и «Проект 985», целью которых было вывести к началу нового столетия ведущие китайские университеты на мировой уровень.

В рамках «Проекта 985», который охватил около 100 передовых вузов, основное внимание было сосредоточено на Пекинском университете и университете Цинхуа, которые за период 1999-2001 годов получили беспрецедентные финансовые вливания: 217 миллионов долларов.

В эти же годы стремительно растет количество поступающих в вузы: оно фактически удвоилось за несколько лет реформы, по состоянию на 2010 год в Китае насчитывалось 40 миллионов студентов. Увеличивается и число самих вузов: если в 1998 году их насчитывалось 1022, то через десять лет — уже 1908, а по состоянию на 2010 год цифра достигла 2358.

Образование должно быть массовым и качественным, твердила китайская пропаганда, но на деле одна составляющая взаимоисключала другую. Какие бы установки не спускала сверху партия, дать образование огромной массе населения в короткий срок очень непросто. Дать образование качественное — крайне сложно. А подготовить специалистов мирового уровня - так вообще маловероятно. Здесь возникает вопрос об уровне кадрового состава преподавателей: кто будет готовить специалистов, если нынешнее поколение профессоров - это поколение активистов «культурной революции»? В отличие от России, в Китае возраст подавляющей массы преподавателей высшего уровня от 40 до 50 лет.

Массовость обучения обуславливает главную отличительную черту китайского образования - огромные нагрузки и психологическое давление, которое испытывают студенты.

Даже если диплом не дает гарантии успешной карьеры, то плохой диплом дает очень высокие гарантии отсутствия какой-либо карьеры вообще. Все это ложится непосильным бременем на китайцев еще в школьные годы. Уже с юных лет они узнают от родителей и учителей о том, что без усердного обучения в школе они не смогут поступить в хороший институт, а, значит, будут обречены на полуголодную жизнь. Мечты о высшем образовании для единого отпрыска ложатся тяжкой ношей и на плечи родителей, которые загодя начинают откладывать деньги на обучение своего чада. Высшее образование в Китае - и частное, и государственное - полностью платное. Успешно сданные выпускные школьные тесты определяют лишь категорию вуза, в которую сможет поступить ученик, но не финансовую основу этого обучения. На конец восьмидесятых плата за обучение не превышала 200 юаней в год и была сугубо символической. С начала девяностых годов местные власти получили право самостоятельно определять уровень оплаты, что повлекло за собой резкий рост стоимости обучения. В настоящее время цена образования значительно варьируются даже в пределах одного вуза. В среднем она колеблется от 4 до 10 тысяч юаней в год. При этом 10 тысяч - не максимально возможный предел. Существуют еще и межгосударственные вузы, где преподавание ведется иностранными профессорами, а курс обучения включает годичную стажировку в Великобритании или США. Год обучения в таком вузе может обойтись в 100 тысяч юаней. Учитывая огромную социальную поляризацию в Китае, можно признать, что для представителей элиты эта сумма порой не представляет такой проблемы, какой может оказаться сумма в 4 тысячи для простого рабочего или жителя деревни, мечтающего о лучшей судьбе для своих детей.

Попытаюсь объяснить, что значат эти цифры. В среде китайской интеллигенции средняя ежемесячная зарплата составляет 4000-5000 юаней. Некоторые преподаватели высокого класса получают по 5000 юаней в день - но это исключение из правила. То есть, даже для рядовых представителей интеллигенции с зарплатой в 4000 в месяц плата за обучение не является непосильной. Представители рабочих профессий получают куда меньше. Видел объявление о найме на работу в районный супермаркет: кассир - 1200 юаней на руки, про социальный пакет ни слова. Примерный курс – пять рублей за юань.

Сами вузы условно разделены на несколько категорий престижности. Поступление в вузы первой категории - Цинхуа, Пекинский, Фуданьский университеты - задача любого старательного школьника.

Вузы второй категории и ниже соответственно имеют более низкую котировку, поступают в них, как правило, не от большого желания, а от безысходности. Проходного балла как такового нет, абитуриенты набираются в требуемом количестве согласно рейтингу, формируемому из тех, кто предоставил свои результаты выпускных тестов. Поэтому тот, кто провалился в Пекинском университете, вполне может занять первую строчку в рейтинге провинциального вуза. Часто родители, раздосадованные проваленными экзаменами, оплачивают обучение своего чада за границей, лишь бы не допустить, чтобы ребенок посещал институт второй или третьей категории. К концу 2011 года 1,4 миллиона студентов обучалось за пределами страны. При этом многие представители старшего поколения действительно уверены, что китайская модель высшего образования, ориентированная на массовое вколачивание знаний и нивелирующая индивидуальность, разительно уступает модели американской, которая предоставляет студенту больше свободы для самореализации.

Доля правды в этом утверждении имеется. Характер обучения в китайских вузах действительно сильно обусловлен массовостью. Сам процесс нацелен на цементирование в головах учащихся как можно большего количества знаний, но никак не на развитие их мыслительных и творческих задатков. В группах, где обучаются по сотне студентов, преподаватель не всегда помнит имена учащихся, не говоря уже о каком-то более тесном знакомстве с ними, распределении индивидуальных планов и так далее. Фактически вне стен аудитории общение происходит лишь между студентом и его непосредственным научным руководителем, во всех остальных случаях обучение носит конвейерный характер, что, в общем-то, вряд ли должно удивлять.

Отдельные элементы процесса, такие, как количество учебных дней, занятий, педагогическая нагрузка преподавателей, варьируются от одного вуза к другому. Отличаются даже системы обучения: где-то введена накопительная балльная система, где-то параллельно существует контроль посещений занятий. Неизменной остается лишь самодисциплина студентов, которые в свободное от учебы время стройными рядами отправляются в библиотеки, где и проводят часы, окружив себя стопками книг и термосами с чаем. Для полноты картины к этому следует добавить существование помещений для самостоятельных занятий в студенческих общежитиях. Потому что в самих комнатах, где живут по 4-6 человек, заниматься практически невозможно, при том, что спартанские условия жизни китайские студенты тоже оплачивают – но уже отдельно.

За столь самозабвенным погружением в процесс обучения - которое, естественно, разделяют далеко не все студенты - стоит надежда на выгодную перспективу в виде хорошей работы с высокой зарплатой. Есть тут и чаяние более реальных и осязаемых дивидендов: ежегодно вузы выделяют учащимся несколько стипендий разных категорий, некоторые из них перекрывают плату за обучение на несколько лет. При этом при распределении стипендий приоритет обычно получают члены компартии и активисты студенческих комитетов. Стоит признать, однако, что в последние годы налет партийной пропаганды все больше сходит на нет.

Марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна и теория Дэн Сяопина по-прежнему обязательны для изучения студентам гуманитарных специальностей, но, в общем и целом, удельный вес партийности в студенческой жизни все больше слабеет.

Базовое высшее образование в Китае, как правило, занимает четыре года, специализированное высшее, то есть магистратура — еще два или три года. При этом с каждым годом количество магистров и докторов наук растет в процентном соотношении: более высокая научная степень в Китае не блажь, а реальный шанс обойти бывших сокурсников в поиске работы.

Трудоустройство выпускников вузов - еще одна проблема китайского образования и общества в целом. Нынешнее старшее поколение с ностальгией вспоминает годы своего обучения в вузах: тогда, в «дэновскую» эпоху, высшее образование было гарантией успешной карьеры, теперь же - это лишь шанс на успешную карьеру. «Получить специальность - это потерять специальность», - шутит нынешняя китайская молодежь. За период с 1998 по 2007 гг. количество выпускников, как бакалавров, так и магистров, выросло в 5 раз. В 2008 году количество выпускников-бакалавров составило 5,6 миллиона, тем самым превзойдя на 13 процентов показатели предыдущего года. Согласно отчетам по состоянию на 2008 год, среди самых востребованных профессий были механики, инженеры, медики, бухгалтеры высшей квалификации, специалисты в области логистики, архитекторы и работники сферы информационной безопасности. Среди них самый низкий уровень занятости составлял 96,8 процента. Десять наименее востребованных профессий свелись всего к нескольким категориям: искусство (музыка, художественное творчество, опера) и такие науки, как медицина, биология и сельское хозяйство.

Компартия активно реализует программы по трудоустройству студентов, но преимущественно они сводятся либо к труду в бедных западных районах, либо к социальной работе. Ни та, ни другая перспектива не в состоянии привлечь большие массы студентов, поэтому проблема трудоустройства остается нерешенной по настоящее время. Нерешенными остаются и многие другие вопросы, как на макроуровне (подготовка квалифицированных преподавателей, качественное преподавание в провинциальных вузах), так и на микроуровне (взаимоотношения между представителями власти и частными университетами). Но на фоне всего этого - очевидная динамика развития, поразительный количественный рост учащихся с претензией на рост качественный.

Ежегодные субсидии правительства КНР на обучение молодых людей, которые переселяются из деревень в города, составляют 250 миллиардов долларов.

Если китайцам удастся сохранить такие темпы «охвата» населения высшим образованием, то очень скоро поколение швей, радиомехаников и сборщиков электрических чайников уступит место поколению менеджеров и логистов. А западному миру придется приучить себя к бережному отношению к носкам и радиоприемникам.  

Специально для Столетия



Комментарии


ус
15.02.2013 16:51

Упорство и труд всё перетрут.А китайцы славятся именно этими качествами,да и в изобретательности им не откажешь.Может лауреты всяких преми и...и живут сейчас за бугром,но это всегда Китайцы,в отличие от...

Особое мнение
15.02.2013 17:49

А мы все твердим с высочайших трибун, что нам нужны слесари, каменщики и гувернанты, а не ученые с инженерами. Нвука и образование идут под нож. Сотни тысяч специалистов выкинуты за пределы страны. Преподают практически одни пенсионеры. А потом мы будем кричать - ох уж эти китайцы, твк и наровят захватить страну.

Эмигрант
15.02.2013 17:57

Знакомый после стажировки в Массачусетском университете в США рассказал, что везде, в группах, факультетах, лабораториях присутствуют китайцы - студенты, аспиранты, стажеры. Поражает их упорство и настойчивось в овладении знаниями: "Как бы рано не пришел в лабораторию, китаец сидит, работает, позно вечером уходишь - он продолжает работать".
Вот так, поначалу копируя и изучая  чужие достижения китацы постепенно учатся создавать свое.
По крайней мере в космосе и космических технологиях скоро будут три Больших игрока: Китай, Россия и США.
Могу напомнить, что китайцы близки к завершению  своего аналога Глонасс, сконструировали тяжелый носитель - более 100 полезного груза на орбиту (аналоги Сатурн-5 и наша "Энергия"), совершили пробный запкск аналога нашей МКС. Разрабытываются китайская Лунная и Марсианская программа. И судьба их, скорее всего, будет перспективнее, чем у наша Лунная экспедиция, свернутая в конце 60-х.
И еще, самое главное - опережающие темпы экономического развития Китая при большом человеческом потенциале позволят их науке в скором времени доминировать. Даже при условии меньших затрат в процентном отношении - скажется потенциал самой населенной и самой экономически сильной державы в мире.

Борис
15.02.2013 20:51

Молодцы китайцы, а у нас ставка на воспроизводство баранов.

Русский человек
16.02.2013 3:20

Нечего смеяться над тем, что китайцы "вколачивают знания" в свою молодежь. Так и надо! В свое время мы смеялись над тем, что они ловят воробьев и варят сталь в домашних печах.
Досмеялись...
Пора нам учиться у китайцев.
Как? Да хотя бы прекратить смеяться над Сталиным и КПСС. Какие бы они ни были, а держали державу.
А без державы мы все пропадем - и русские, и татары. Превратимся в Югославию. А там уж ясно чего ждать... "Ах, вы раскололись на маленькие страны? Тогда мы летим к вам. Доброе утро, Раша!"

вечн.м...-потомст.руск.воин.
17.02.2013 0:52

РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК я с тобой солидарен.

Ирху
17.02.2013 18:07

Прекрасная статья. Надо заметить, что десятка три лет назад, китайские учёные начали примерять на себе роль командиров в науке. В Иркутске, в разговоре с китайским профессором я высказался о начатом мной международным сотрудничестве. Поведал ему, что по просьбе монгольских коллег, составил список необходимых приборов и материалов для создания в Улан-Баторе лаборатории по изотопам и геохронологии. Я обещал провести обучение и стажировку первых монгольских специалистов в Иркутске, а также запуск первых исследований в проектируемой лаборатории на базе Улан-Баторского политехнического института.
Я ожидал, что китайский коллега присоединится к проекту или хотя бы одобрит его. Но он ЗАПРЕТИЛ мне помогать ТАК монголам: Русские экспедиции должны отбирать образцы для исследований; китайские специалисты проводить все измерения. Русские учёные совместно с китайскими обрабатывать результаты измерений, а монголы оплачивать все проведённые работы.  Похоже он поговорил так с директором Института, потому что мне вскоре мягко отказали в осуществлении моего проекта, НЕ УКАЗАВ ПРИЧИНЫ ОТКАЗА.

Андрей
17.02.2013 20:18

У китайцев конечно есть чему поучиться. Но не странно ли, что в оные времена китайцы с неменьшим уважением и старательностью брали уроки у нас. При этом, ни капельки не теряя своей идентичности. Они и сейчас получая образование в США, ЕС, возвращаясь в Китай, остаются китайцами, уважая свою историю, культуру, нацию. Вот этому у них и надо учиться.

Сдвиги в китайском обществе колоссальные, вплоть до того,что меняются физический тип, в определенной степени ментальность, они здорово осовременились. Но они же прекрасно осознают, что значит для страны и нации преемственность многотысячелетней культуры, что дал им в плане модернизации социализм, что дали им в плане горизонтов глобального лидерства реформы. И, конечно, знаменитый китайский прагматизм. Их вопрошаешь о моделях и концепциях, а они отвечают, дескать, есть проблемы, - их надо решать; а уж потом, - решенные проблемы поднять до уровня теоретической модели и концепции, но уже как "опыт и уроки", и отработанные институты, механизмы, методики.

У них: История и историческое сознание - на пьедестале. История - непрерывна и предсказуема. В отличие от тех стран, где она дискретна и непредсказуема, и каждая эпоха рискует в будущем опять превратиться в "пейзаж после битвы".

Вот принципиальная разница в моделях, и чем хороша "китайская модель".


Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

«Прошу исполнить… гимн СССР!»

Возможна ли сегодня между Россией и бывшими соцстранами дружба не за газ и не за нефть?

Столица Ивана Грозного

В этом году исполняется 500 лет со дня основания Александровской Слободы.

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Всемирный Русский Народный Собор Политком.RU Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Научное Общество Кавказоведов Практический журнал для учителя и администрации школы
Информационно-аналитическая служба "Русская народная линия" Интернет-магазин «Политкнига» Культурно-просветительский и литературно-художественный журнал "РОДНАЯ ЛАДОГА" Радиостанция "Говорит Москва" Литературная газета

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Медитация обязательна
электронная почта: .